Учительская плюс

Областная еженедельная общественная информационно-образовательная газета
Календарь
07/02/23 Вторник

Юрий ПОЛЯКОВ: «Меня волнует содержание»

Выпуск - №47 (544)   :   29.11.2022
2128

В Костанайском областном русском драматическом театре состоялась встреча с известным российским писателем и драматургом Юрием Поляковым. Нынешний театральный сезон открылся спектаклем "В ожидании сердца" по его пьесе в постановке Анны Удесиани. А 26 ноября Юрий Михайлович посетил Костанай, чтобы пообщаться с коллективом театра и зрителями.


Юрия Полякова можно смело назвать одним из современных классиков русской литературы. Его повести «Сто дней до приказа», «ЧП районного масштаба», «Грибной царь», «Парижская любовь Кости Гуманкова», «Демгородок» зачитаны до дыр не одним поколением поклонников качественной прозы. Пьесы «Хомо эректус», «Козлёнок в молоке», «Одноклассница» и многие другие десятки лет с успехом ставятся как московскими театрами, так и на сценах по всему бывшему Союзу. Юрий Михайлович известен и своей общественной деятельностью, и как один из редакторов «Литературной газеты», которую он возглавлял больше десяти лет. Потому неудивительно, что новая постановка костанайского театра по пьесе Юрия Полякова вызвала эмоциональный отклик зрителей, а на встрече с ним вопросы журналистов сыпались один за другим.

Кстати, гость высоко оценил работу Анны Удесиани и актёров. Причём, явно не из вежливости, а вполне искренне, аргументированно отметив, почему спектакль костанайцам удался. 

- Если зритель полюбил спектакль, значит, и пьеса хорошая, и режиссёр хороший, – сказал Юрий Михайлович по окончании показа. – Мне очень понравилось точное и даже изящное режиссёрское решение, понравились практически все актёрские работы. Когда ты пишешь пьесу, то представляешь себе людей, которые появятся на сцене, и думаешь, какой актёр мог бы ту или иную роль исполнить. А когда приходишь в театр, тем более в другом городе и в другой стране, и на сцене оказываются актёры именно такие, какими ты представлял придуманных тобой персонажей, это наводит на мысль, что бывают, как писал классик «странные сближенья». И эти сближенья очень дороги авторскому сердцу. Добавлю, что в Москве есть мой авторский театральный фестиваль «Смотрины», на который со спектаклями по моим пьесам приезжают театры из разных городов и стран. И ваш спектакль настолько хорош, что я уже вижу его на этом фестивале, который пройдёт в ближайшее время, и уверен, что он станет его украшением.  

На вопрос, почему во многих своих произведениях писатель поднимает тему семейных проблем, любви и предательства, верности и неверности, Юрий Поляков ответил, что тем самым он пытается показать существующие реалии. 

- Часто в этих моих историях есть немалая доля иронии, но вообще я стремлюсь отреагировать на те житейские коллизии, которые волнуют каждого из моих читателей или зрителей. В произведении должен быть конфликт. А какой конфликт в семье? Разлад, который влечёт всё остальное за собой. Главное, чтобы в конечном итоге был выход на гармонию, на традиционные ценности. Кстати, мы с женой в апреле отметим 50-летие знакомства. Поэтому я не оправдываю своих героев, которые изменяют, врут и предают. Я просто показываю, как это бывает и что за этим следует. 

- Ваша повесть «Сто дней до приказа» в конце 80-х годов произвела эффект разорвавшейся бомбы. Журнал «Юность», в котором она была впервые напечатана, передавали из рук в руки. Что такого сейчас должно быть написано литератором, чтобы иметь подобный успех?

- Я думаю, что сейчас такой успех практически невозможен. Не потому, что моя история была такая необыкновенная, но она тот момент касалась табуированной темы – армейской дедовщины, о которой предпочитали молчать. До определённого времени эта тема была закрыта, поэтому когда я её впервые поднял в своей повести, то эффект, конечно, был. Потому что люди знали, что на самом деле происходит в армии, и появление в литературе правды ошеломило в хорошем смысле. Поэтому и сейчас можно встряхнуть читателей, если взять тему, которая полузапрещена, замалчивается. Но получится ли… И к тому же сейчас читать стали меньше, поэтому такую волну интереса уже вряд ли поднимешь. Но вообще, успех литератора определяется временем. Скандальные вещи время от времени ведь выходят. Но надолго ли они остаются? Бомбанули и всё, через пару лет забыли. А «Сто дней до приказа» до сих пор издаётся, хоть и почти 40 лет прошло. Значит, что-то в этом было помимо запретной темы. 

- Вы 17 лет были главным редактором популярнейшей «Литературной газеты». А каким сейчас вам видится газетное будущее?

- Я не так давно был на съезде российских журналистов и не заметил каких-то упаднических настроений. Когда я пришёл в «Литературку», то там даже сайта не было, при мне его создавали. И за эти годы я видел, как количество подписчиков бумажной версии постепенно перетекает в подписчиков версии электронной. Идёт перемещение потребителей информации. Но это проблема носителя, а не содержания. Меня всегда волнует содержание: если это будет интересно и честно, тогда и читатели будут. 

На вопрос, всегда ли автор посещает премьеры спектаклей по своим пьесам Юрий Михайлович ответил, что ездит по стране довольно часто.

- Не знаю как у вас, а в Россиии в губернских театрах (я не люблю слово «провинциальный») довольно часто можно увидеть постановку и по актёрским работам, и по режиссуре, и по выбору материала более качественную, чем в Москве. К сожалению, московские театры и драматургия очень сильно испорчены «Золотой маской», потому что тридцать лет главным было не что, а как. А в драматическом театре всё-таки главное – что. Я считаю, если зритель не вышел из зала, унося с собой несколько запомнившихся мыслей и фраз, то это плохая пьеса. Она должна быть афористичной. Не надо жизнь копировать, она в натуральном виде есть за углом. А у театра совсем другие задачи. И иногда в далёком городе видишь прекрасные постановки и современной драматургии, и классики – Чехова, Островского. В губернских театрах ещё сохранилась нормальная сценическая речь, а в Москве уже все с микрофончиками играют. Ну что это такое? Поэтому я стараюсь ездить. И в Костанай я давно планировал приехать. Кстати, в моём классе когда-то училась девочка Надя Кандалина, которая переехала с родителями из Костаная и часто говорила о вашем городе. Поэтому он для меня не чужой. И так совпало, что на днях пройдёт книжная ярмарка в Алматы, и встреча в Русском доме в Астане. Поэтому и в Костанай по пути удалось попасть, чему я очень рад. Мне очень интересно познакомиться с вашей театральной жизнью. 

Вообще, в российской театральной среде меня считают традиционалистом. И даже Ассоциация драматургов, которую я возглавляю, своего рода оппонент новой драме. Мы объединяем таких авторов, которые всё-таки развивают, а не разрушают театральные формы. Я не против новизны как таковой. Но я против новизны любыми средствами. Бывает новизна обогащающая, а бывает обедняющая. Если ты сделал по-новому, но хуже, чем было до тебя, то зачем это? А сейчас во многих театрах новизна именно обедняющая. Да, ты придумал, но для чего? Тебе нравится ломать формы ради эпатажа, ради нового прочтения надеть на Гамлета памперс? Хорошо. А что дальше? Нельзя только и делать, что точить нож, иначе от него лишь ручка останется. Им всё-таки пользоваться надо. И если в каком-то театре есть Гамлет в памперсах, то должен быть и такой, где Гамлет одет как положено. Потому что если нет точки отсчёта, базы, нормы, то новизна бессмысленна. «Чёрный квадрат» Малевича без «Девочки с персиками» Серова не имеет никакого значения. В театре то же самое. Чтобы новизна действовала на зрителя, должно быть мощное традиционное крыло. И вот на этих двух крыльях искусство и будет лететь, а не заваливаться то в одну сторону, то в другую. Сейчас оно завалилось в левую сторону, порой доходя до бреда. Не надо разрушать исторически сложившиеся формы искусства, которые возникли не сами по себе, а в результате определённого восприятия и проверены столетиями. Поэтому пусть я буду традиционалистом. Но я предлагаю соревноваться не в нахлобучивании масок и в завоевании премий и дипломов, а в привлечении зрителя. Чья пьеса идёт дольше, на чью пьесу годами люди ходят в театр, тот, в конечном счёте, и прав. Как и в литературе всё решает перечитываемость. Если книгу перечитывают, значит автор попал, значит его будут переиздавать. Всё очень просто.  
 

Светлана ОФИЦЕРОВА

Математикам приходится быть альтруистами
Адриано ФЕСТА: Я люблю математику за честность
Альмира ЖАНСУГУРОВА: «Только дружба и единство могут одолеть беду»
Альмира ЖАНСУГУРОВА: «Только дружба и единство могут одолеть беду»
Нам нужна поддержка молодёжи
Римма БЕКТУРГАНОВА: Интернет сейчас больше «воспитывает» школьников, чем семья и педагоги
Мы должны услышать друг друга
Римма БЕКТУРГАНОВА: Адресная работа с каждым, диалог с населением – это то, что будет называться «слышащее государство».

Реклама