Размышления о судьбе профессионального образования

Выпуск - №36 (483)    :   19.09.2021
1580

Прокатитесь в автомобиле, откройте кран с водой, отведите ребёнка в детский сад – рядовые действия обычного человека. Сколько из нас, не работающих в системе образования, задумываются о том, кто ремонтирует автомобили, строит дороги, сваривает трубы, обслуживает нас в ресторане, воспитывает наших детей в яслях, принимает анализы в поликлинике и многое другое? Всё это делают выпускники колледжей, выпускники системы технического и профессионального образования. 

Правда, по моему глубокому убеждению, система ТиПО, в отличие от среднего и высшего образования, стала падчерицей или, в лучшем случае, нелюбимой дочерью для многих чиновников от образования. Доказательств множество. Количество реформ, которые коснулись системы, не поддаётся исчислению. Первое – переименование. Кому мешало название «средне-специальное образование» не ясно совсем. Прошло более 20 лет, а обывателю до сих пор приходится объяснять, что значит техническое и профессиональное образование. Можно подумать, высшее образование не может быть техническим и уж, конечно, профессиональным. 
Второе – слом системы сельских и городских профтехучилищ. Перемешать техникумы и ПТУ и получить колледж. Зачем? Система начального и среднего профессионального образования — это далеко не одно и то же. Можно ещё было бы понять объективные обстоятельства 90-х годов прошлого века. Но ведь это было сделано уже в гораздо более благополучные нулевые 21 века.
Третье – статус педагога. В наболевшем законе «О статусе педагога» зафиксирована доплата за степень магистра. Как результат, данная доплата осуществляется только в школах – что и требовалось доказать. При этом, на минуточку, согласно Закону «Об образовании», и школы, и колледжи относятся к одному уровню образования!
Ну и четвертое, пятое, шестое и так далее: введение дуального обучения, введение модульного обучения, внедрение системы критериального оценивания, внедрение обновлённого содержания, введение принципов буквенного и цифрового оценивания (по примеру высшего образования) и вершина всего – планируемое поголовное внедрение кредитного обучения. Не многовато ли для колледжей? И все эти нововведения только за последние 5-7 лет. Хочется напомнить, что внедрение только одной инновации требует напряжённой работы всего инженерно-педагогического коллектива: внесение изменений в учебную, учебно-методическую, учебно-планирующую документацию, перетряска всего учебного процесса. В Казахстане имеется система Назарбаев Интеллектуальные школы. Есть Назарбаев Университет. Где обещанные нам четыре колледжа мирового уровня, которые должны были стать площадкой для экспериментов, а уже потом ретранслировать свой опыт вниз? Именно так и никак иначе происходит в развитых странах. 
Ну и кто мы после этого для чиновников от образования? Площадка для непрерывных экспериментов? Полигон испытаний? Наверное, всё-таки бедные родственники. 
Что может сделать колледж в вопросах качественной подготовки специалиста, если он вынужден менять регулярно учебные планы, проводить переподготовку педагогов и при этом никакой статики – сплошная динамика. Нет времени остановиться и оглядеться. Темп, темп и темп. Для образования это не есть хорошо.
В стране большое количество колледжей с заработанной репутацией у родителей и работодателей. Их выпускники востребованы, имеется приличный конкурс при поступлении. Думаете, это возникло на пустом месте? Грамотная и творческая работа коллектива продолжительностью в несколько десятилетий, и вот результат. Как эти организации образования, их опыт, знания использовались при реформировании системы профтехобразования? Работая в одном из таких колледжей, могу ответить – никак! 
Не являюсь сторонником теории заговоров, но смотря на всё это изнутри, возникает стойкое ощущение – кому-то выгодно привести систему средне-специального образования к коллапсу, сделать неконкурентоспособной на мировом рынке трудовых ресурсов. Конечно, проще применять менторский тон к государству с низким уровнем образованности нации. Всем ясно, что мы, как сырьевой придаток, более интересны нашим иностранным «партнёрам», чем как страна с продукцией с большой добавленной стоимостью. Чтобы противостоять этому, Казахстану нужно руководствоваться перефразированной цитатой Александра III: «У нашей страны только два настоящих союзника – образование и медицина». 
В нашей системе образования предостаточно специалистов высокого уровня. Но нужно не искать пророка в чужом отечестве, а шире использовать собственный, к счастью, не до конца растраченный опыт. Только этим должны заниматься специалисты системы ТиПО, а не просто менеджеры от образования. Так и приходят на ум слова дедушки Крылова: «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник, и дело не пойдет на лад». 
Реформирование образования без комплексного анализа – шаг в никуда. А реформирование ради реформирования, по моему глубокому мнению, вообще вредительство.
Перечислив недостатки, будет нечестно, не сказать о достоинствах. Последние годы колледжи получают большое финансирование для развития материально-технической базы, объёмы которого просто поражают. За все годы после обретения независимости, да и до неё, такого не было и близко. Но и здесь палка о двух концах: выделение небольшому колледжу сотен миллионов тенге порождает вполне понятную панику у администрации. Процедура государственных закупок и так крайне сложна в реализации, а наличие недобросовестных поставщиков, зачастую работающих в режиме «купи-продай», не добавляет оптимизма. Что купить, у кого купить, как грамотно составить конкурсную документацию? Вопросы для колледжа, закупавшего до этого, в основном, товары для хозяйственных нужд, нетривиальные. При этом в стране напрочь отсутствуют опытные товаропроизводители учебно-лабораторного оборудования. Отсутствует централизация при поставках. Системе профтехобразования нужны базисные поставщики. Иначе миллиарды бюджетных средств будут идти на поддержку зарубежных производителей. Почему вузы России и Белоруссии могут изготавливать учебно-лабораторное оборудование, а наши нет? Кстати, наш колледж для собственного учебного процесса изготавливает часть стендов самостоятельно, по качеству не уступающих продукции опытных производителей. Но этот процесс основан только на голом энтузиазме преподавателей специальных дисциплин и особенно мастеров производственного обучения и доброй воли администрации. При этом ни о каком массовом производстве не может идти и речи, ввиду объёмов педагогической занятости данной категории работников.
Кто-то, прочитав данный опус скажет, что, напустив негатива, автор не предлагает пути решения. Прошу понять правильно. Любому сосуду под давлением нужен предохранительный клапан. Считаю данный текст таким клапаном. При этом пути решения просты: работать, работать и работать, пользоваться наработанным опытом, и главное, аккуратнее относиться к внесению изменений в систему технического и профессионального образования. Во всяком случае, хочется пожелать: «потренируйтесь вначале на кошках».
Ну и последнее, у нас есть с кого брать пример: к счастью, пока живы специалисты, поднимавшие систему профтехобразования в стране, аксакалы, стоявшие у её истоков. Вопрос в другом – будет ли с кого брать пример нашим преемникам?

Фуат ИСКАКОВ, 
замдиректора по УР Костанайского колледжа автомобильного транспорта 

Будущих олимпийцев нужно готовить с 1 класса
Кабдрахман Калиев: Костанаю нужна областная общеобразовательная школа со спортивным уклоном.
Профессиональная журналистика – основа для современных медиа 
Салтанат БИСЕМБАЕВА: Насколько важную роль сегодня в нашей жизни играет информация, 2020 год показал чётко
Жаңа әліпби мен емле ережелерін үйрену қиынға соқпайды
Кенжеғали БИМАҒАНБЕТОВ: Жаңа әліпби мен емле ережелерін үйрену қиынға соқпайды
Мы всегда с «Учительской плюс»!
Елена ПЕТРЕНКО: Отличительная черта газеты – открытость для каждого

Реклама