Из воспоминаний бывшего военрука

Выпуск - №28-29 (525-526)   :   22.08.2023
371

Весной 1987 года в пионерском лагере «Чайка» на берегу Татарского озера у Пресногорьковки был организован военно-спортивный лагерь для старшеклассников Ленинского (ныне Узункольского) района. 

Бывших военруков не бывает. В.Дербилов и автор. 2023 год

Руководил лагерем заведующий РОНО Василий Николаевич Бурхацкий. Под два метра ростом, служивший в кремлёвской роте почетного караула, он был человеком высокой самодисциплины и того же требовал от подчинённых. В лагере под руководством военруков занимались более трехсот учеников, по армейским меркам – батальон. Разбитые по взводам, юноши размещались в корпусах. В течение трёх недель для них был организован армейский быт. Экипировка обучаемого включала макеты автомата и гранат, противогазную сумку, пехотную лопатку, ремень, береты, сапоги и портянки и фляжку. Была даже гауптвахта, целесообразность которой для наказания школьников была сомнительной. В лагере организовали караульную службу по уставу – с начальником караула и разводящими. На нескольких постах при въезде в лагерь стояли караульные, пропускавшие на территорию исключительно по паролю, менявшемуся дважды в сутки. Первый секретарь райкома партии Валерий Иванович Шебеда был чрезвычайно удивлён, что его Волгу не впустили на территорию из-за незнания им пароля. «Бойцы» караула отвечали первому секретарю, что они подчинены только начальнику лагеря и никаких иных начальников не признают.

На плацу проводились занятия по строевой подготовке. Сложным испытанием для школьников был марш-бросок в полном снаряжении. Бежали вокруг Татарского озера, преодолевая забор. Время засекали по последнему, поэтому взвод вынужден был тащить на себе отставших и совершенно обессиленных товарищей. Для моральной поддержки бегущих, сидя на пригорке у финиша (по-моему, Лёня Прохоров и Николай Михайлович Чипенко), играли на баянах марш «Прощание славянки». Имевшиеся в распоряжении военруков взрывпакеты, сигнальные ракеты и дымовые шашки позволяли имитировать боевые действия в поле, где ученики копали окопы для стрельбы лёжа, используя лопатки.

Офицерский состав батальона состоял из командира, начальника штаба (Василий Николаевич Москаленко), замполита (автор) и командиров рот. Все мы ходили в военной форме, оставшейся у нас от службы в армии. Многие во время учёбы в вузе имели военную кафедру и получили офицерские звания.

Тяжелейшим испытанием для всех, за исключением караула, стали походы по родному краю. 1 июля 1987 года около двухсот школьников отправились походным маршем к месту катастрофы самолёта в августе 1943 года. Около 20 километров пути по лесам, в сильную жару сильно вымотали будущих воинов. Темп движения соблюдался на всём пути – 50 минут ходьбы и 10 минут отдыха для перемотки портянок. Благодаря такому ритму мне удалось избежать мозолей, да и от армейки я не совсем отвык. Но основная масса ребят заполучили потёртости, и их пришлось эвакуировать на «Ниве» Бурхацкого и в кузове грузовика. Я вывел отряд несколько южнее места падения самолёта и на лесной дорожке столкнулся с машиной первомайского лесника Настюшкина. Увидев толпу людей в странной форме, вооружённых автоматами, Николай Иванович стал быстро разворачиваться, но, заметив меня, облегчённо выдохнул. Он показал нам место и уехал. У рамы самолёта и огромной ямы нас поджидал ветеран войны Алексей Петрович Бобрешов, бывший свидетелем трагедии в далёком военном году. После его рассказа, утомлённые переходом и жарой, военруки и школьники двинулись в обратный путь. 

Военруки в походе к монастырю, 1988 год (фото автора)

На следующий год подобный поход с другим составом лагеря состоялся в район женского монастыря, расположенного в 40 километрах восточнее Пресногорьковки. Поход был двухдневным, на развалинах монастыря отряд заночевал и отправился домой на следующий день, посетив по пути братское захоронение погибших у озера Ульево в сентябре 1919 года бойцов 2-й бригады 35-й дивизии.

В качестве замполита мне пришлось неоднократно проводить беседы с личным составом об истории края, приглашать ветеранов войны и воинов-афганцев на встречу с молодым поколением, проводить экскурсии в школьном музее. В этом мне помогали Иван Михайлович Стогний, Николай Кириллович Статьев, Павел Васильевич Кизин, Василий Иванович Коломиец, Амангельды Атымтаевич Мусапиров. Через многие годы незнакомые мне люди останавливают меня на улице и вспоминают эти встречи и наши беседы на огромной, покрытой травой поляне у столовой.

Кормили в лагере отменно – четыре раза в день. Паёк был питательный, с котлетами величиной с варежку, и за две недели, несмотря на большие нагрузки, ребята набирали в весе. Организацией питания и содержания школьников занимались совхозы района, каждый директор старался отличиться и сделать всё от него зависящее, чтобы не пасть лицом в грязь перед коллегами и районным начальством. Сыновья тогдашних руководителей района мужественно прошли суровую школу лагеря наравне со своими сверстниками.

В последний день «службы» ребята направлялись в песчаный карьер для выполнения стрельб из автомата Калашникова боевыми патронами, при которой присутствовали военком района, заведующий РОНО и все военруки. Командовали стрельбами Виктор Александрович Дербилов и Василий Николаевич Москаленко, с которыми меня с той поры связывает многолетняя дружба. Отстреляв несколько цинков с патронами, оглушённые, с синяками на плечах, но довольные собой, ребята разъезжались по домам.

Бывали и курьёзные случаи. Однажды я заступил начальником караула, развёл караул, сел в караульном помещении и стал читать увлекательный детектив. Около 4 часов утра затрещала рация, и дежурный с первого поста доложил, что со стороны Пресногорьковки от больницы едет неустановленное в утренних сумерках транспортное средство. Не отрываясь от чтения, я машинально произнес: 

- Подпустите ближе и используйте взрывпакеты. 
Через пять минут взволнованный караульный сообщил: 
- Мотоцикл «Урал» упал в ров после использования пакета, мужик убежал в сторону больницы. 
Пошел я через лес к посту. Мотоцикл уже вынули из ямы, и седой ветеран войны, ехавший на рыбалку, рассказал мне о своих ощущениях.
- Серёга, я подумал, что война началась. Еду себе ещё не проснумшись, а тут:  бах! взрыв гранаты! Я в кусты…
Дед оказался своим человеком, не вредным, и конфликт был тут же улажен.

Нечто подобное произошло и во время стрельб. Расставив в местах возможного появления людей и машин постовых с красными флажками, я обнаружил в зоне досягаемости пастуха, пасшего табун лошадей. Я предупредил его о стрельбах, но он не выполнил мой приказ. Утром в селе пастух рассказывал мне, как, услышав свист пуль и увидев срезанные ими ветки берёз, упал на землю и пополз к озеру.

Здесь стоял штаб

Школу военно-патриотического лагеря за три сезона прошли более тысячи выпускников школ Ленинского района. Многие из них с теплотой вспоминают службу в нём и походы по родному краю. Для них моральная и физическая подготовка, полученная в лагере, стала важным оплотом в их жизненных обстоятельствах.

Ребят и военруков до сих пор связывает дружба, начавшаяся много лет назад в старинном урочище Татарском, в котором когда-то несли службу башкиры, присягнувшие в середине XVIII императрице Екатерине Великой.
 

Сергей ВИНИЧЕНКО

Реклама

Когда старшие пытаются привести ребёнка к состоянию покоя, неподвижности, они вредят его здоровью, портят его жизнь, обездвиживают его способность приобретать знания. Самый трудный урок, который приходится усваивать ребёнку, – это деловой: ребёнок должен научиться приспособляться к людям и к работе, и, если тут его постигнет неудача, никакое количество книг не может поправить дело. Практический способ кажется самым простым и самым подходящим для решения этой задачи.